Главная

Дорогие друзья! Мы рады видеть на нашем сайте всех людей, неравнодушных к истории и красоте родного края, чтобы дать возможность каждому привнести свой вклад в сохранение и восстановление уникальной красоты нижегородской земли.

На этих страницах мы рассказываем об историческом месте – селе Исады Лысковского района Нижегородской области,  которое еще со времен Ивана Грозного является образом исконно русской природы и самобытности нашего края. Незаслуженно забытые на долгие годы и вопреки всем выпавшим на их долю испытаниям, Исады, тем не менее,  продолжают завораживать нас потрясающими видами реки Волги, их первозданным великолепием.

Так же, мы будем  информировать вас о процессе восстановления исторической справедливости,  который начался в селе с возрождения церкви Николая Чудотворца, возведенной в 1847 году и разрушенной годами бездуховности и человеческого равнодушия.

 32а106_2813

4    106_2915

8 августа 2015г. в храме состоялся молебен и Крестный ход, который провел благочинный Лысковского округа протоирей отец Георгий ( Жучков ), давший благословление на дальнейшее восстановление церкви.

5    5а    106_2835

Среди прочих, молебен посетил Глава администрации Лысковского муниципального района Нижегородской области Владимир Васильевич Першин.

В ходе изучения истории села Исады стали известны судьбы некоторых исадских священников. Вот два коротких рассказа..

ЖИТИЕ СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА ИОАННА МОШКОВА

Приволжское село Исады бывшего Макарьевского уезда Нижегородской епархии в дореволюционный период было известно не только как торговое село, но и своими красивыми храмами. В древние времена здесь находился муж­ской монастырь в честь святого архидиакона Стефа­на. В этих местах еще со времен Патриарха Никона проживало большое количество раскольников самых разных толков, поэтому в начале XX столетия в Иса­дах прихожанами было выстроено два каменных храма. Величественный пятиглавый православный храм в центре села, в честь иконы Божией Матери «Неопалимая Купина», был построен в 1901 году на средства благотворителей и именитого купца, почет­ного гражданина Александра Ивановича Приезжева, у которого было здесь родовое имение. Вторая, еди­новерческая Никольская церковь была построена в этом селе в конце XIX столетия, для тех жителей, которые из раскола перешли в единоверие. Но основ­ная часть местных крестьян все-таки молилась в Бо­городичной церкви, где помимо главного престола было освящено еще несколько приделов, и в том числе придел в честь святого архидиакона Стефана. Именно здесь, в этой церкви последние годы сво­ей жизни служил диакон Иоанн Мошков, который в страшном 1937 году принял мученическую кончину.

IMG_1573

Отец Иоанн был родом из простой крестьянской семьи, его отец был сапож­ником. Родился он 25 сентября 1885 года на юге Нижегородской губернии в селе Богородское Сергачского уезда. Получив в семье своих благочестивых родителей лишь домашнее образование, начиная с 10 января 1913 года Иоанн Мошков стал исполнять обязанности псаломщика именно в единоверческой церкви в селе Исады.

В 1914 году, так как он не являлся официально священнослужителем по причине своего происхождения, его призвали в армию и отправили на фронт. Во время Первой мировой войны Иоанн Мошков по­пал в плен, но затем благополучно с помощью Божи­ей вернулся к себе на родину, женился и вновь стал исполнять обязанности псаломщика в исадской единоверческой церкви. Вместе с ним уже в советское время здесь служили священники отец Иоаким Ма­тюшин и отец Василий Пинаев.

Когда именно псаломщик Иоанн Мошков принял сан диакона, точно неизвестно, скорее всего, произошло это уже в конце 1920-х годов, когда его из единоверче­ской церкви пригласили служить в другой исадский храм, который прихожане прозвали «архидьяконский». Именно после этого в 1930 году местные власти обви­нили отца Иоанна в антисоветской агитации и выступ­лениях против колхозов. Затем последовал его арест, но после вмешательства самих прихожан он был отпущен и продолжил служить в храме.

     15 сентября 1937 года диакон Иоанн Машков был вновь арестован сотрудниками районного Лысковского отделения НКВД. Спустя некоторое время, 18 ноября, был арестован и последний священник из села Исады иерей Сергий Мигинский. Арестованные сначала находились в Лысковской тюрьме, а затем были отправлены в Нижний Новгород.

Во время следствия, длившегося несколько ме­сяцев, отец Иоанн, которого обвинили в участии в церковно-фашистской организации, отказался давать лживые показания против себя и других обвиняемых священнослужителей. Он был допрошен следовате­лем всего один раз, 4 ноября 1937 года, и сам допрос длился только несколько минут.

— Вы арестованы как активный участник церковно-фашистской организации. Признаете ли вы это?

— Виновным себя не признаю. — прозвучал ка­тегоричный ответ отца Иоанна, но следователь про­должал настаивать на признании.

— Вы даете неправдивые показания. Материала­ми следствия известно, что вы занимались антисо­ветской агитацией пол руководством благочинного Белякова и Никольского. Предлагаю прекратить за­пирательство и дать правдивые показания.

— Я антисоветской деятельностью против совет­ской власти никогда не проводил и в организации не состоял, и виновным себя не признаю, так как священ­ники Никольский и Крылов мне заданий не давали.

Несмотря на позицию отца Иоанна, в обвинительном заключении по данному делу следователь запишет, что диакон Иоанн Мошков «вел активную контрреволюционную подрывную работу направленную на свержение советской власти и реставра­цию в СССР капитализма, проводил антисоветскую агитацию за выход из колхоза, распространял клевету в адрес руководителей коммунистической партии».

По решению Тройки НКВД от 11 ноября 1937 года диакон Иоанн Мошков был приговорен к выс­шей мере наказания, а уже 20 ноября он был расстре­лян и погребен в общей безвестной могиле.

Из всех арестованных в 1937 году священнослу­жителем в Исады уже никто живым не возвратился, а храмы этого некогда именитого и богатого села были закрыты и осквернены. После гибели мужа матушка отца Иоанна, Серафима Петровна Мошкова, осталась одна с тремя детьми. Их старшей дочери Анне тога было только 14 лет,  другой дочке Ефстолии 4 года, а младшему сынишке, которого так же звали Иоанном, исполнилось только два года. Им суждено было пе­режить нищету, гонения, войну и долгое время они ничего не знали о судьбе своего отца.

Источник: Архимандрит Тихон (Затекин) «Нижегородская епархия и Великая Отечественная война», Нижний Новгород, издательский отдел Нижегородской епархии при Вознесенском Печерском монастыре, 2015г.

СТАРЕЦ ВОЗНЕСЕНСКОГО ПЕЧЕРСКОГО МОНАСТЫРЯ СХИИГУМЕН ЕЛИСЕЙ (ФИЛИППОВ)

При Высоковской церкви на протяжении нескольких лет после того, как в 1928 году был закрыт Вознесенский Пе­черский монастырь, проживал схиигумен Елисей (Филип­пов). Первоначально он жил на квартире одного из своих духовных чад, а затем в сто­рожке при Высоковской церк­ви. По рукописным воспоминаниям Павла Ивановича Замкина, схиигумен Елисей во время Великого поста надевал на себя железные вериги. На груди и на спине было по железному кресту, а на талии железный пояс, который запирался на за­мок. Накануне Пасхи Павел Иванович сам отпирал вериги, снимал их со старца Елисея и омывал его тело, на котором видна была запекшаяся кровь и синяки. В данной рукописи говорится и о том, что к старцу Елисею многие ходили за со­ветом и на исповедь. «Он по­могал народу святой молитвой и в бедах, — пишет Замкин. — По его молитвам многих оправ­дывали на суде и освобождали из тюрьмы».

IMG_1590Когда началась Первая ми­ровая война, иеромонах Евтихий отправился на фронт, где служил санитаром в армии на румынском фронте. После революции вернулся в Печер­скую обитель и был возведен в сан игумена.

По всей вероятности, тогда же он и принял схиму с име­нем Елисей. После ареста на­стоятеля Высоковской Тро­ицкой церкви Иоанна Аврова схиигумен Елисей 20 февраля 1934 года был арестован и до­прошен. В своих показаниях он говорил: «…ко мне действи­тельно много ходит народа как из города, так и из деревни. Ко мне ходили и ходят священник Авров, Шарутин Кон­стантин Дмитриевич, у ко­торого я жил на квартире. Очень много ко мне приходят женщин, но кто они, я тоже не знаю, знаю только неко­торых по именам. Разгово­ры вели у нас исключитель­но религиозного характера. Разговоров о войне и совет­ской власти не было… Книгу “Сионские протоколы” я не ви­дел и не слыхал».

Ввиду своего преклонного возраста схиигумен Елисей был отпущен. Его имя вновь мельк­нуло в изданной в 1938 году брошюре «Диверсанты в ря­сах». Там схиигумен Елисей упоминается как «бродячий пропагандист», работавший под руководством настоятеля Нижегородской Алексеевской церкви протоиерея Петра То­полева.

После расстрела митрополи­та Феофана (Тулякова) и духо­венства, проходившего по его следственному делу, схиигумен Елисей поселился в селе Исады.

В рукописных воспоминаниях о нем имеется запись: «Когда стали ссылать священников, то хозяина Константина, у ко­торого жил батюшка Елисей, сослали, а по горячей молитве батюшки хозяин скоро вернул­ся. Затем пришли забирать о. Елисея. Он стоял у занавески. Занавеску трясли во все сторо­ны, но его не увидели. Потом пришли еще и сказали, чтоб че­рез 24 часа батюшка покинул Нижний Новгород. Отец Ели­сей уехал в Исады».

Незадолго до своей смер­ти старец Елисей просил сво­их духовных чад похоронить его возле Никольской церкви на бугре, говоря им: «Когда бу­гор осыплется, я и встану, вот тогда и увидите, кто я был». Скончался схиигумен Елисей на Пасху, 5 апреля 1942 года.

Источник: «Жития святых, новомучеников и исповедников Земли Нижегородской», Нижний Новгород, издательский отдел Нижегородской епархии при Вознесенском Печерском монастыре, 2015г.