Об Исадах вспоминают

Из воспоминаний жителей села Исады и их родственников

Вспоминает Татьяна Михайловна Васляева (Васягина) 1949 года рожденья

Несколько поколений Васягиных связано с Исадами. В Исадах жили наши прадеды, наши бабушки и дедушки. В годы моего детства и юности в каждом доме жили Васягины – тети, двоюродные братья, сестры, племянники. Да и сейчас рядом с нашим домом живет племянник Леша, а чуть подальше – Лена Голубева. Тоже Васягины. Здесь в Исадах – мои родовые корни, здесь прошло мое детство, прошла моя юность. Мы жили на Бургах – так называлось место чуть в стороне церкви Николая Чудотворца. Всю Нижнюю улицу снесли в конце 70-х годов, когда строилась Чебоксарская ГЭС. Этобыли очень тяжелые годы для сторожил Исад: рушились дома, вместе с домами уходил налаженный быт села, порядок и привычки селян, рушились семейные связи… Часть жителей, получив небольшую выплату за дом уезжали в Лысково, в Неверово, а часть покупали дома на Верхней улице, которая не входила в план сноса домов. Горькое, тяжелое время, которое особенно нанесло глубокую рану исадским старым людям, только-только вздохнувшим после горестей Великой Отечественной войны.

Помню как начала учиться в первом классе в Исадах в двухэтажном доме приюта у церкви (здание сохранилось до сих пор). На первом и втором этажах были спальни учеников областной Вспомогательной школы-интерната, только что созданного для слаборазвитых детей, а на втором этаже была выделена комната, где у одного учителя сразу занимались и мы, первоклассники, и ребята 2-4 классов. В начале еще не было электричества, но вскоре заработало радио. В Исадах провели телеграфные столбы, натянули провода. Вот было счастье-то! Помню учителей Ивана Ивановича Веретехина, Веру Филимоновну Ермакову, Геннадия Алексеевича, который много рассказывал об окружающей нас природе. Помню, как под его руководством сажали на верхнем кладбище березы, тополя, и он говорил нам: «Вот вырастите вы и вместе с вами вырастут березы, большие-большие». Они в пору двух оползней почти через шестьдесят лет спасли наш деревенский погост.

Мы с моим мужем Славой (тоже исадским) часто вспоминаем как после начальной школы стали учиться в Лысковской школе. Ох и трудный был путь в школу! От Исад до Лыскова тропой 6-7 км. В любую погоду с сумками учебников да едой в 6 утра выходили мы из села. Как правило, по несколько человек шли тропой вдоль Сундовика. На первом уроке мы обычно засыпали от усталости. Учителя нас жалели – исадских на первом уроке старались не спрашивать. Когда жили в интернате при школе рвались домой – в комнате было по двадцать человек, было голодно. Поэтому и в самую стужу ходили в Исады, чтобы запастись продуктами – картошкой, молоком, сушеными яблоками…

В конце шестидесятых, начале семидесятых годов разъехалась исадская молодежь – кто в Лысково, кто в Горький, а кто и в Москву. Но тянет родное место – вот почему сейчас в некоторых домах живут дети и внуки исадских стариков.

И мы со Славой вернулись в дом его родителей. Дом был выстроен после войны, после возвращения его отца Александра Ивановича с фронта. Стоит дом и сад, который они с женой Олимпиадой Васильевной когда-то разбили возле дома.

Мы со Славой рады, что наши внуки Дима и Гриша любят вместе с родителями бывать в Исадах, в родительском доме прадеда Александра Ивановича.

——————————————————————————————————————————————————————

Вспоминает Антонина Константиновна Казанцева (Конюхова) 1929 года рожденья

Исады – самое любимое мое село – ведь мои дедушка и бабушка Чапулины были коренными жителями Исад; там родились мои родители, мои братья и сестры. Дедушку и бабушку мы, внуки, называли папашенька и мамашенька и каждое лето жили у них. Они пользовались большим уважением среди жителей села, и нам было очень приятно видеть это отношение. Приветствовали друг друга так: «Доброго здоровья! Мое почтение». На лето к бабушке и дедушке приезжали 5 внучат. У Чапулиных во всем был порядок. На нас никогда не кричали, нас никогда не ругали. Но дисциплина была во всем. Однажды мы с сестрой опоздали на обед на целый час. Прибежали голодные, кричим: «Мамашенька, есть хотим!» А она в ответ: «Мы уже пообедали, теперь в 4 часа – полдник». Клянчить было нельзя, мы побежали в сад, наелись яблок, а с них еще больше захотелось есть. Но зато никогда больше не опаздывали. Сигналом к обеду нам служил гудок на лесопилке у Макарьева. На лугах мы были долго, если не было заданий (уборка, принести воды из колодца, хворост из сада, прорезать яблоки для сушки и др.). Так что Исады была сама жизнь – вдохновенье здоровья, воспитание трудолюбия.

Такой урок когда-то мы получили от любимой бабушки. Сейчас я часто вспоминаю Исады – одно из красивейших мест Поволжья. Внизу река Сундовик, впадающая в Волгу, луга, а дальше Волга – когда то была широкой огромной рекой. Напротив – Макарьевский монастырь, вокруг которого огромные поселения с лесопилкой. Красота удивительная! На самой Волге была активная жизнь. Шли пароходы, теплоходы, дизель-электроходы и т.д., грузовые и пассажирские тягачи. Пристань располагалась километрах в 5 от Исад, по лугам шли пешком или добирались на лодках. Лодок было очень много. До войны и в первые послевоенные годы гребли веслами. Потом появились моторные лодки.

Наплыв гостей, родных и близких в летние месяцы был огромный. А сенокос на лугах! Это был настоящий праздник! Детей тоже привлекали на работы по сбору травы. Луга были заливные, травы много. Травяной воздух пьянил, и мы, дети, нередко засыпали в скошенной траве. А к вечеру, с небольшими травяными ношами поднимались в Исады. Между лугами и Исадами через Сундовик были мостки, в июле было уже мелко. А сами Исады – чистое красивое русское село. Дома стояли плотно друг к другу. Ходили по нежной мягкой травке как по зеленому ковру.

За чистотой около домов следил староста Иван Федорович Печугин. Он утром обходил все село, а домов было очень много, и если где- то непорядок – прикажет: « Немедленно убрать мусор или остатки после заготовки дров». В селе был порядок. Любые нарушения обсуждались на собрании в «трубной» — она располагалась недалеко от нижнего бассейна (настоящее украшение села), где рядом были дома старосты Ивана Федоровича, Казанцевых, Ермаковых, Частухиных. Кроме этого, порядок в селе поддерживался благодаря ночным дежурствам. Три-четыре человека с колотушкой ходили по селу. В случае необходимости ударяли в колотушки. Нам, детям, очень нравилось ходить с дежурными и просить колотушки. Колотушки нам давали, а колотить в них запрещали. Такой порядок обеспечивал покой, уверенность в полной безопасности. Никаких краж, крупных скандалов не было. Только запомнила случай с поркой одного мужика, чужого, который попытался у кого-то что-то украсть. Пороли на глазах у всех селян так, что отбивало всякую охоту к воровству. Каждую субботу в каждом доме была уборка, и обязательно на подоконниках – цветы.

В Исадах было стадо коров, коз, баранов. Вечером ждали возвращения стада. Пастуха благодарили и по очереди кормили вкусным ужином. И повсюду – сады, сады: яблони, вишни, смородина, малина, крыжовник. А груша была только в одном саду. Огромное дерево. Землянику, ежевику, щавель и другое собирали в избытке на лугах.

Ну и самым лучшим украшением села была старообрядческая церковь. Располагалась она на пригорке. Очень красивая, из красного кирпича, напоминала Рождественскую церковь в Нижнем Новгороде – только меньшего размера. Она была окружена красивой огромной оградой – высотой более двух метров. Низ ограды – из красного кирпича, красивая кладка, а верх – фигурная с острыми концами из железа с решеткой. Красивые ворота, красивая из красного кирпича сторожка. За оградой очень много было сирени. Были там и захоронения, по тем временам очень хорошо оформленные. Но их было немного. Церковь была действующая, поэтому нередко раздавался мелодичный колокольный звон. Прихожан собиралось много. В том числе из Ушаковки, Окишино и других мест. Эта церковь была единственная старообрядческая на всю округу. Запомнила я свадьбу Быковой – имен не помню. Венчались в старообрядческой церкви и по склону спускались вниз. Свадебный обряд был удивительно красивый и самобытный, а пировало кажется все село. Кроме старообрядческой церкви было еще две. Одна – деревянная православная. Около нее также было много захоронений, располагалась недалеко от нижнего бассейна. Другая – белокаменная, высокая, была рядом с кладбищем. Службы до войны в ней никакой не было. В военное время многие постройки разрушили – в том числе и ограду, эту церковь.

Исады славились красивыми добротными домами. Старожили очень тепло отзывались о купце Сергееве Александре Филипповиче. Во-первых, потому что он их круглый год обеспечивал работой. Летом — на баржах, судах. Зимой – на ремонте барж, судов. В случае необходимости оказывал помощь односельчанам: кому в ремонте дома, кому на свадьбу, на другие нужды. Жили Сергеевы скромно, никаких грандиозных балов не устраивали , помогали людям.

Земли у исадцев было мало, поэтому за многими необходимыми продуктами и хозяйственными принадлежностями ходили за пять километров в Лысково по лугам. Картошку, лук, морковку покупали у жителей Ушаковки или Окишино. Они по заказу приносили или привозили то, что надо. Единственным транспортным средством тогда были лошади (редко) и лодки.

А люди.. какие люди! В основном работали на предприятиях Лысково, на пристанях, все очень трудолюбивые, мастеровые, доброжелательные, всегда приходили на помощь тем, кто в ней нуждался. Но самое главное – почти все жители Исад были связаны с Волгой, были и капитаны, и штурманы, и лоцманы, и матросы. Среди бывших исадцев известные люди: Мигинский В.С. – главный инженер Ленинградского метро; Пинаев – актер московского театра; Силунский – в команде знаменитого Сергея Королева; Конюхов – в генеральном штабе министерства обороны; Мякинников В. М.- полковник ВВС и др. В Великую Отечественную войну почти все кто мог ушли на фронт. Вернулись немногие. В числе погибших и мой брат, уроженец Исад , Конюхов Борис. Погиб и похоронен в Польше.

Пусть нынешнее поколение – наши внуки и правнуки также любят Исады, как мы, девчонки и мальчишки тридцатых годов, полюбили Исады на всю жизнь.

——————————————————————————————————————————————————————

Об Исадах вспоминает Вячеслав Александрович Васляев (1952 г. рожденья)

Мы с моей женой Таней уже много лет каждое лето живем в отцовском доме, который он выстроил в 50-х годах. А теперь, выйдя на пенсию, уже большую часть года мы в своих любимых Исадах – ухаживаем за садом, который когда-то посадили отец с мамой, завели небольшой огород, поставили баню. Вечерами любим посидеть на скамейке у ограды, у церкви – полюбоваться закатом, да и просто повспоминать Исады своей молодости. На скамейку вечерами многие приходят – посмотреть на Сундовик, Керженец, на Волгу. Это любимое место сельчан и сейчас. А 40-30 лет назад на этой площадке у церкви мы, молодежь, танцевали под радиолу, которую я приносил из дома, слушали песни по радио, которое совсем недавно заработало в Исадах. А в церкви, которую сейчас восстанавливают, был клуб, и молодежь в непогоду собиралась там. Такое время было – время безбожья, время атеистов. А мы были дети этого времени.

Село после трудных военных и послевоенных лет обустраивалось. Всем миром решали главную проблему того времени – проблему воды. Ведь многие годы жители, особенно верхней улицы и зимой и летом ходили по воду на родник, был он на высоком пригорке. Зимой на обледенелой узенькой тропинке, которая шла к роднику, не раз увечились – и взрослые и дети, спускаясь с полными ведрами воды. И вот объединились наши отцы, договорились с председателем Трофимовоского сельсовета Федором Васильевичем Шабаркиным о выделении денег на трубы и прочую оснастку и проложили трассу от родника к бассейну (колодцу), в котором вода была только вешняя, по весне. Устроили и саму территорию бассейна и пошла постоянно вода от родника в бассейн, который находится в самом центре села. И сейчас родник, бассейн – главные источники воды. Только надо каждую весну, а иногда и летом опять всем миром приложить к нему руки.

Я помню, как мой отец, депутат райсовета от Исад вместе со всеми сельчанами обсуждал все житейские вопросы – восстановить мост через Сундовик после половодья, подготовить все пожарное хозяйство (топоры, ведра, крюки) к лету, проверить подготовку каждого дома к чрезвычайным ситуациям. Был в те годы в Исадах и товарищеский суд, который разбирал всякие нелады между соседями. Ведь было и такое. В общем порядок был в селе. Всем миром отвечали за него. 

Сейчас в Исадах много дачников (хотя село-то совсем небольшое), приезжают на все лето и дети, и внуки, правнуки тех, кто организовывал жизнь села в 50-70-е годы. В последние 3-5 лет Исады ожили – тоже всем миром решают общие вопросы, которые возникают у села.